КАРТОЧКА ПРОЕКТА,
ПОДДЕРЖАННОГО РОССИЙСКИМ НАУЧНЫМ ФОНДОМ

Информация подготовлена на основании данных из Информационно-аналитической системы РНФ, содержательная часть представлена в авторской редакции. Все права принадлежат авторам, использование или перепечатка материалов допустима только с предварительного согласия авторов.

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ


Номер 14-18-02227

НазваниеСоциальная философия науки. Российская перспектива

РуководительКасавин Илья Теодорович, Доктор философских наук

Организация финансирования, регионФедеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт философии Российской академии наук, г Москва

Года выполнения при поддержке РНФ2014 - 2016

КонкурсКонкурс 2014 года «Проведение фундаментальных научных исследований и поисковых научных исследований отдельными научными группами»

Область знания, основной код классификатора 08 - Гуманитарные и социальные науки, 08-203 - Философия и методология науки

Ключевые словафилософия, наука, техника, философия науки, эпистемология, междисциплинарность, техногенные риски, социальные технологии, технонаука, общество знания, интеллектуальный капитал, глобальное проектирование

Код ГРНТИ02.31.21


СтатусУспешно завершен


 

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ЗАЯВКИ


Аннотация
Проект предполагает разработку программы развития и основного концептуального инструментария для нового направления исследований науки - социальной философии науки. Актуальность развития философии науки в российском социокультурном контексте определяется тем, что Россия в начале 21 века сталкивается с рядом особых возможностей и рисков. Важнейшие среди них связаны с необходимостью опережающим образом развить собственную экономику в определенных наукоемких параметрах. В качестве последних уже с конца прошлого века рассматриваются НБИКС-технологии (H. Giersch, K. Jones-Garmil), или шестой технологический уклад (Д.С. Львов, С.Ю. Глазьев), или иные научно-технические программы. Все они предполагают такую перестройку процесса производства и управления им, при котором в производительных силах на первый план выходят интеллектуальные способности, навыки и знания, горизонтальное саморегулирование творческой деятельности, «мягкие» диалогические формы организации и общения. При этом научно-философские исследования когнитивных и социальных измерений науки и техники, определяясь уровнем развития науки и общества, оказывают существенное обратное влияние на свой предмет. Историческая корреляция динамичного развития науки и техники (промышленной революции) и возникновения философии науки в середине 19 в. может быть оценена как форма систематической позитивной обратной связи. В условиях же грядущего технологического уклада эта связь становится еще более явной: социально ориентированная философия науки выходит на лидирующие позиции в странах с развитой экономикой. Это подтверждается, среди прочего, компаративным наукометрическим анализом журналов, индексируемых в Web of Science и Scopus по социальным и гуманитарным наукам. Традиция исследования науки за рубежом развивается на основе постпозитивистских концепций науки и техники. Это течение, близкое аналитической философии, является доминирующим во всем мире. Ему свойственна идея социальной инженерии (К.Р. Поппер), противопоставляемая утопическому социальному предвидению и проектированию. Исходя из этого, накладывается запрет на глобальное прогнозирование и конструирование, которое якобы всегда приводит к непредсказуемым результатам и негативным последствиям. Это диссонирует с фактами реальной глобализации современного мира, поскольку сама глобализация рассматривается ошибочным образом: как мировое переустройство по стандартам избранных стран, а не учет всеобщей взаимосвязи и взаимозависимости мирового разнообразия. Соответственно, политика в отношении науки и техники выстраивается как следование тем приоритетным направлениям развития, которые имеют место в странах первой семерки. Исследования науки в рамках аналитической философии на Западе во многом оправдывают и легитимируют установленную научную политику, пропагандируя локальную и эмпирическую методологию (редукционизм, натурализация), лишенную перспективной (проактивной – С. Фуллер) философско-мировоззренческой основы. Отсюда ограничение сферы исследования науки описанием существующего положения дел, негативное отношение к некоторым философско-научным тенденциям (марксизму, космизму, пост – и трансгуманизму), которые подчеркивают значение долгосрочного социального предвидения, планирования и проектирования. Во многом это уже привело к определенному внутреннему идейному кризису, который характеризует исследования науки в аналитической традиции и который уже в разных формах диагностируется наиболее продвинутыми ее представителями (С. Фуллер, Б. Латур, Д. Маккензи, Т. Пинч и др.). Это не позволяет рассматривать российскую перспективу философии науки как простое заимствование этих исследований и требует их проблематизации, критического анализа и идейного обновления. Одним из возможных выходов из кризиса является пересмотр дисциплинарной структуры исследований науки и актуализация их социально-философской компоненты; реанимация идеи глобального проектирования и ее критическое осмысление; определение национальной специфики социальной философии науки в России с точки зрения ее мировоззренческого содержания и практических потребностей. Эта триединая задача и ее возможная реализация обладает инновационным и перспективным содержанием, соответствующим переднему краю развития социальных исследований науки.

Ожидаемые результаты
Проект направлен на достижение четырех взаимосвязанных научных результатов. Будет обоснована необходимость пересмотра дисциплинарной структуры исследований науки, как она сложилась на Западе к началу 21 в. В связи с этим планируется проверка гипотезы о возможности разработки нового направления - социальной философии науки, а) альтернативной аналитической традиции и в) опирающейся на критически переработанное мировоззрение русского космизма. Тем самым будет спроектирована и обоснована ее возможная национальная специфика применительно к России, исходя из теоретической традиции, наличной социокультурной ситуации и практических, в том числе образовательных потребностей. На этой основе будет критически проанализирована и проверена гипотеза о глобальном проекте как специфически российском способе социального проектирования и развития, соответствующем необходимости встраивания в новый технологический уклад. Планируемые результаты будут обладать инновационным и перспективным содержанием, соответствующим переднему краю развития исследований науки. Их явно выраженная теоретическая новизна состоит в выработке основ нового научно-философского направления, а в практическом отношении они обнаруживают отчетливую прикладную направленность, поскольку ведут к переформатированию целой дисциплинарной области исследований, реформированию крупной образовательной программы, к возможности сформулировать инновационные рекомендации для научно-технической политики, открывающие перспективы и снижающие риски общественного развития. Такого рода масштабные задачи в настоящий момент, насколько известно авторам проекта, никем в России не ставятся. Об актуальности социального исследования науки свидетельствует то, что соответствующие институции и программы существуют сегодня в ведущих университетах мира. Результаты настоящего исследования будут опубликованы в серии статей в ведущих российских и зарубежных журналах, в итоговой монографии, в электронных ресурсах.


 

ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


Аннотация результатов, полученных в 2014 году
Исследовательская группа Института философии РАН работала в составе 14 участников (6 молодых ученых, аспирантов, студентов). План работы на 2014 г. выполнен с существенным превышением по всем видам работ. Организована крупная международная конференция "Social Philosophy of Science. Russian Prospects", в организации и проведении которой в качестве докладчиков, руководителей секций и научно-организационного персонала приняли участие все члены исследовательской группы (2 дня, пленарные заседания и 8 постоянных секций, 14 стран, более 80 докладов, свыше 150 участников), опубликованы материалы конференции; выполнены планы зарубежных командировок в университеты Айхштета (Германия), Валенсии (Испания), Дарэма (Великобритания - дополнительно к плану); проведено 4 заседания теоретического семинара "Проблемы рациональной философии" по обсуждению тематики проекта; разработан и регулярно обновлялся сайт проекта. Всего участниками проекта опубликовано 34 научные работы. Из них 4 научные статьи - в изданиях, индексирующихся Web of Science & Scopus, 28 – индексируемых в РИНЦ, 3 материала в тезисах международной конференции (РИНЦ), а также коллективная монография (отв. редактирование и авторство, РИНЦ), индивидуальная монография и 9 брошюр тезисов международной конференции (отв. редактирование и авторское участие, РИНЦ). По тематике проекта велись учебные занятия со студентами и аспирантами ГАУГН (аудиолекции размещены на сайте проекта). Превышение запланированных количественных показателей составляет свыше 50%. Таким образом, перевыполнена даже гипотетическая программа максимум. Участниками проекта проведены пилотные и завершенные исследования запланированных тем и проблем, в ходе которых были достигнуты научные результаты, частично модифицирующие сами первоначальные проблемы и приводящие к сдвигу в предмете исследования (что соответствует известной схеме развития знания, предложенной К. Поппером в "Conjectures and Refutations"). Касавин И.Т. провел пилотное исследование программы натурализма в эпистемологии и философии науки и показал, что натурализм (натурализация) в исследованиях науки часто воспринимается как ориентация на цели и методологические стандарты одной дисциплины: логика (Венский кружок), история (Г. Башляр, А. Койре), психология (У. Куайн), социологии (Д. Блур, Г. Коллинз), социальной антропологии (К. Кнорр-Цетина), хотя этот термин не обладал определенным смыслом до У. Куайна. На самом деле формирование повестки дня в области исследований науки было определено всем набором этих и других дисциплин, которые в основном остались отделены друг от друга решением конкретных задач, хотя и пытались сохранить междисциплинарные связи. Обосновывается, что современная стагнация исследований науки обязана их официальной дисциплинарной идеологии, под которой скрывается междисциплинарная практика. Концепция междисциплинарности заслуживает пересмотра путем рассмотрения ее эволюция и перспективы. Выделяются две формы междисциплинарности: классическая и неклассическая, соответственно ориентированные на практику в области естественных и гуманитарных наук. Классическая версия междисциплинарности соответствует трансцендентальной роли философии как «царицы наук». Доказывается, что натурализм как объективистская картина мира не может более служить основанием исследований науки; если он частично и годится для естествознания, то не для его анализа в различных социально-культурных контекстах. Лишь в условиях неклассической междисциплинарности философский дискурс внутренне участвует в научном взаимообмене, как скоро философ служит медиатором коммуникативного дискурса, избегая опасности междисциплинарного империализма (сильной версии натурализма). Для анализа науки нужно спроектировать иную, коммуникативную картину мира, которая будет способствовать междисциплинарным практикам. Антоновский А.Ю. провел пилотное исследование по разграничению базовых и вторичных ограничений научной коммуникации, в установлении соотношения внутренних и внешних барьеров развития научного знания. Показано, что разработка и внедрение масштабных научно-технологических программ требуют прогнозирования их «встраивания» в культурный контекст. Без учета возможных конфликтов с социально-культурной средой и способов их разрешения такие программы обречены на неудачу. Главная трудность прогнозирования – оно опирается на обобщения прошлого опыта, которые могут быть нерелевантными для опыта будущего. Отсюда необходимость выявления «жесткого ядра» культурного опыта, обладающего наибольшей резистентностью по отношению к своим «опровержениям». Это повышает роль культурологического компонента в стратегическом планировании и прогнозировании. Особая роль отводится философии культуры, формулирующей варианты систем культурных «универсалий» и исследующей их историческую динамику. Куслием П.С. и Востриковой Е.В. выполнен библиографический подбор, селекция и анализ литературы по теме проекта на английском языке (ведущие зарубежные журналы); подготовлены аналитические обзоры для журнала «Epistemology & Philosophy of Science». Касавиной Н.А. выполнен аналитический обзор публикаций журнала «Социология науки и технологий» за последние годы и их сопоставление с официальными статистическими данными. Показывается, что последние десятилетия ознаменовались усилением внимания к роли науки в обществе и ее комплексному влиянию на культуру, которое далеко не исчерпывается обеспечением прогресса производства и технологического развития. Современные социальные исследования науки рассматривают ее в широком контексте, обнаруживая связи и отношения между наукой и различными формами общественной жизни и практики. Вскрываются трудности современных отношений «наука-общество», «наука-государство», «наука-бизнес» (Касавина Н.А. Наука в современном российском обществе //Epistemology & Philosophy of Science, 2014, 4). Никифоровым А.Л. проведено пилотное исследование по разработке методологических и социальных критериев, позволяющих четко отличить фундаментальное исследование от прикладного. Подготовлен первый вариант статьи «Проблема разграничения научных исследований на фундаментальные и прикладные». Маркова Л.А. подготовила аналитически-критический обзор журнала "Social Epistemology" (UK), профильного в области социальной философии науки (принят для публикации журналом "Вопросы философии" в 2015 г.). Мартишина Н.И. критически проанализировала версию социальной эпистемологии И.Т. Касавина и показала, что она представляет собой фундамент для разработки социальной философии науки (опубликована статья в "Вопросах философии" 2014). Соколова Т.Д., Тухватулина Л.А., Пакскин А.Н. разработали и поддерживали вебсайт проекта; выполнили научно-организационную работу по проекту; перевели классические тексты (Ч. Моррис) по исследованиям науки и сделали предисловие к ним для журнала «Epistemology & Philosophy of Science»; осуществили редакционную подготовку публикуемых текстов участников, опубликовали статьи по теме проекта в журнале "Эпистемология и философия науки" и материалах международной конференции "Социальная философия науки". Соколова сделала доклад на международной конференции "The Interprofessional and Interdisciplinary Relations in Russia conference" (September 2014, Durham University). Столяровой О.Е. проведена пилотная реконструкция философских (мировоззренческих) оснований исследований науки. Популярность программ исследования науки во всем мире стала предметом критического анализа, в ходе которого формулируются и решаются следующие проблемы: а) можно ли отождествлять исследования науки с философской критикой научно-технической цивилизации? в) в каком отношении находится социально ориентированная философия науки к эпистемологическому и онтологическому конструктивизму? с) Какова роль научно-технических практик и результатов в формировании программ исследований науки? Фуллер С. опубликовал монографию "Knowledge: The Philosophical Quest in History", Acumen (2014, ссылка на грант имеется), в которой выдвигается и обосновывается альтернатива аналитической теории познания. Он выступил с главным докладом на "The Interprofessional and Interdisciplinary Relations in Russia conference" (September 2014, Durham University), участвовал в международной конференции «Social Philosophy of Science: Russian Prospects» (ноябрь 2014) с главным докладом; подготовил статью для журнала «Epistemology & Philosophy of Science»; подготовил первый вариант статьи для тематического номера журнала "Synthese" по социальной эпистемологии (2014) «The Legal Basis for Normativity in Social Epistemology». Она посвящена уточнению оснований нормативности в рамках социальной эпистемологии, которые в данный момент недостаточно прояснены. Для этого предлагается некий закон, определяющий тип сущностей, отвечающих за производство высказываний о знании. Описание завершенных и опубликованных исследований: 1. Идеи и труды Вячеслава Семеновича Степина являют собой значительный вклад в разработку новой, социально-ориентированной философии науки, того, что авторы проекта именуют "социальной философией науки". Поэтому анализ данного вклада и его развития в трудах коллег В.С. Степина представляет собой значимый предмет исследования. Исследования, собранные в подготовленной по проекту монографии, охватывают результаты исследований по философским и социологическим дисциплинам, связанные с идеями академика В.С. Степина по поводу постнеклассической рациональности и современной научной картины мира и социальной реальности. Книга состоит из четырех разделов. В первом разделе обсуждаются проблемы исследования научного знания в контексте его истории, во втором исследуется взаимовлияние современного общественного развития и научно-технических систем, в третьем рассматривается приложение идеи постнеклассической рациональности и концепции самоорганизации для понимания человека и культуры в и эволюционном развитии. Четвертый раздел содержит статьи по тематике культурологии, философской антропологии, социальной философии, объединенные идеей типов рациональности и задачей построения социальной картины мира. Книга посвящается 80-летию академика РАН В.С. Степина, содержит список его трудов, краткую биографическую информацию, а также развернутое интервью с юбиляром. (Касавин И.Т., Аршинов В.И. (Ред.) Наука и социальная картина мира. К 80-летию академика В.С. Степина. М.: Альфа-М, 2014). 2. Разработка динамической, креативной онтологии познания – это реконструкция смыслового горизонта, на фоне которого происходит познание. Данный горизонт представляет собой не одномерную математическую линию, но сложную слоистую структуру, в которой переплетаются сознание, деятельность и общение. Она задает границы реальности и является условием понимания как смыслообразования. На этих границах теоретический разум обращается к себе самому, принимая облик философской рефлексии и ставя вечные вопросы об универсальности и локальности, реальности и знании, субъективном и объективном. социальности и культуре. Структура социальной онтологии - необходимого элемента социальной философии науки - реконструируется как состоящая из трех типов социальности, которые в свою очередь соответствуют трем человеческим типам: «человеку повседневному», обладателю социальной компетентности; «человеку практическому», воплощению профессиональной квалификации; «человеку креативному», профессиональному генератору идей и образов. Эти типы не получают синхронного воплощения в конкретном индивидуальном или коллективном субъекте. Вместе с тем они могут представлять собой сменяющие друг друга стадии развития (деградации) или переключаемые (дополнительные) модусы бытия (Касавин И.Т. Социальная онтология и социальная эпистемология // Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки. 2014. № 2. С. 74-84). 3. Показывается, что социальная природа современной науки является наблюдаемым, измеримым феноменом и проявляется в способности науки оказывать мощное влияние на общество. Этот феномен нельзя сводить к тесной связи науки и техники, но его сущность следует искать в изменении функций научной лаборатории. Она стала социальной машиной пространства-времени, в которой анализируются и моделируются онтологические и эпистемологические переходы между естественным и искусственным, живым и неживым, внешним и внутренним, теорией и фактом, открытием и обоснованием, доказательством и убеждением, фундаментальным исследованием и его практическим применением. Современная наука выступает как целостный естественный процесс, требующий для своего анализа новых методологических подходов, преодолевающих недостатки стандартной модели науки. Однако этот образ науки и философский поиск нового взгляда на науки контрастирует с ипостасью экономического измерения научно-технического комплекса, в которой обесцениваются фундаментальные знания и абсолютизируется роль инструментального продукта науки, выступающего в качестве товара. В связи с этим возникает вопрос о возможности и необходимости новой социальной философии науки, которая бы ответила на два вызова времени: 1) реструктурировать отечественную традицию философии науки XX–XXI вв., объединив идеи Г. Шпета, Б. Гессена, В.И. Вернадского, М. Бахтина, М.К. Петрова и др. с достижениями западной философии науки в рамках междисциплинарного синтеза философии науки и наук о познании; 2) обосновать стратегию развития науки и техники в рамках шестого экономико-технологического уклада, разработав сбалансированное взаимодействие социально-инженерных технологий и глобального философского видения, обеспечивающего долгосрочное проектирование и прогнозирование с учетом социокультурных и цивилизационных ориентиров (Касавин И.Т. (2014) Социальная философия науки: идея и проект // Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки. № 4.). 4. Проблема языкового перевода применительно к языкам естественных наук рассматривается сквозь призму аналогии между лингвистикой и философией науки. Три варианта решения проблемы языкового перевода в философии науки представлены логическим позитивизмом, постпозитивизмом и прагматизмом. Они сопоставляются с синтаксическим, семантическим и прагматическим подходами в теории информации. Доказывается, что противоречие между синтаксическим и семантическим подходами разрешается в прагматическом синтезе за счет выведения языка на экстралингвистический уровень (Столярова О.Е. Языки науки и проблема понимания // Философские науки. 2014. № 11. С. 82-95). 5. Идеи и труды Вадима Николаевича Садовского закладывали основы формирования российской философии и методологии науки. Его интересы простирались от логики науки до системного подхода, от критического рационализма К. Поппера до всеобщей организации науки А.А. Богданова. Он стоял у истоков ряда важнейших направлений отечественной методологии науки. С его деятельностью связан романтический период в российской философии науки, когда она захватила умы молодежи и провоцировала острые и плодотворные дискуссии. Его наследие является важным предметом исследования для формирования социальной философии науки (Касавин И.Т. Бремя надежды. Об уроках и перспективах философии науки на рубеже эпох // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 2013-2014. Вып. 37. М.: ЛЕНАНД, 2014. С. 212-225). 6. Аналитический обзор публикаций журнала «Science, Technology & Human Values» за 2010-2014 гг. – одного из наиболее высокорейтинговых журналов в области социальных наук и междисциплинарных исследований - восполняет пробел в изучении таких тем, как развитие науки и технологии и влияние социальных, культурных, политических факторов на это развитие. Выделены четыре основных аспекта проблемы отношений между наукой и контекстом в современных исследованиях в области STS: роль вненаучных ценностей, влияние финансирования на процесс и результаты научного исследования, особенности современной науки и критика STS (Вострикова Е.В. Научное знание и контекст // Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки. 2014. № 4. С. 92-106). 7. Аналитический обзор публикаций журнала «Социология науки и технологий» за последние годы и их сопоставление с официальными статистическими данными. Показывается, что последние десятилетия ознаменовались усилением внимания к роли науки в обществе и ее комплексному влиянию на культуру, которое далеко не исчерпывается обеспечением прогресса производства и технологического развития. Современные социальные исследования науки рассматривают ее в широком контексте, обнаруживая связи и отношения между наукой и различными формами общественной жизни и практики. Вскрываются трудности современных отношений «наука-общество», «наука-государство», «наука-бизнес» (Касавина Н.А. Наука в современном российском обществе //Epistemology & Philosophy of Science, 2014, 4). 8. Обзор новейших публикаций в журнале «Science, Technology and Human Values», посвященных теме «Биотехнология и общество», восполняет лакуну в российских исследованиях науки, техники и общества. В анализируемых статьях связь биотехнологии и биомедицины, с одной стороны, и общества – с другой, исследуется в перспективе так называемых science and technology studies (исследований науки и общества), одного из наиболее влиятельных подходов к социальному осмыслению естественных и гуманитарных наук. В обзоре помимо изложения содержания статей, посвященных указанной проблематике, также формулируются некоторые соображения критико-методологического характера относительно исследовательского аппарата современной социальной философии науки (Куслий П.С. Биотехнологии и общество: обзор публикаций современных исследований в сфере STS // Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки. 2014. № 4. С. 107-123). 9. Установлено, что классическая логика мышления строится на базе обобщения, чем обеспечивается ее всеобщность. Социальный характер научного знания в социальной эпистемологии предполагает выдвижение на передний план индивидуальности. Соответственно и логика этой системы должна не преодолеть, а сохранить индивидуальные черты своих объектов. Всеобщность обеспечивается не общими свойствами получаемых результатов, а их происхождением из среды, где нет привычных нам по классике границ (истина–ложь, объективное–субъективное и проч.). Эти границы размываются. Задачей логики оказывается преодоление этой новой границы между пространством-контекстом, не являющимся логикой, но необходимым для ее рождения, и самой логикой (Маркова Л.А. Социальная эпистемология: ее истоки и настоящее // Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки. 2014. № 2. С. 59-73). 10. Установлено, что философия науки как научная дисциплина существует сегодня бок о бок с другими дисциплинами в рамках междисциплинарных рамок истории и философии науки (HPS) или исследований науки и техники (STS). Обоснование этого «совместного предприятия» часто усматривают в разделении труда. История науки сосредоточена на росте и развитии научных теорий в прошлом; социология науки занимается исследованием науки как социального института; психология науки исследует механизмы творчества и личного влияния на научные открытия; и наконец, философия науки отвечает за логический и методологический анализ структуры и роста научного знания, главным образом в контексте обоснования. Это якобы плодотворное разделение труда предполагает самостоятельное существование социальных, личных и когнитивной областей, и желательные междисциплинарные связи между соответствующими дисциплинами призваны обеспечить понимание науки по принципу дополнительности. На самом же деле достаточного обмена смыслами не происходит. Каждая дисциплина настаивает на своей независимости и приоритете. В этих условиях последовательную картину науки трудно обосновать, а научную политику не получается построить, исходя из разрозненного конгломерата знаний. Выходом из ситуации является следующее: а) признать несамодостаточный характер философии науки; b) воспринять важные уроки социальной философии; c) переосмыслить эпистемологический статус естественных наук как главного когнитивного идеала; d) сосредоточить внимание на социальных и гуманитарных науках в поисках нового методологического опыта; e) перестать придавать ситуационным исследованиям статус «нейтрального языка наблюдения», который дает «решающее обоснование» теории и признать наличие новых философских интерпретаций необходимой особенностью любого ситуационного исследования. Как скоро проблема сформулирована таким образом, выясняется, что русская философская традиция способна внести вклад в формирование новой философии науки. Путь к теоретически богатому и практически применимому образу знания открывают понятия «цельное знание», «деятельность», «общение», «культура», «контекст», «дискурс», «диалог», «автор». Они были эпистемически осмыслены Г. Шпетом, Л. Выготским, Н. Вернадским, М. Бахтиным, М. Петровым и использовались для включения знания и познания в широкую сферу истории и социальности еще задолго до того, как позитивистские и постмодернистские мыслители вознамерились сделать это. Основная задача русской философии науки, разработанной в оппозиции с ортодоксальным марксизмом, может быть резюмирована следующим образом: 1) отказаться от теории отражения как основы эпистемологии; 2) акцентировать и разработать понятие познавательного субъекта; 3) преодолеть демаркационистский взгляд на знание как идентичное с наукой; 4) концептуализировать творческое познание как форму социального конструирования (Касавин И.Т. Social Philosophy of Science: Russian Prospects // Социальная философия науки. Российская перспектива. К юбилею В.С. Степина. Материалы конференции. Т. 1. Пленарные доклады. T. 1. С. 8-14). 11. Анализируется связь между успехом глобального космического проекта в России и целым рядом философско-мировоззренческих факторов, включающих русский космизм, марксизм, художественную фантастику (Соколова Т.Д. Фантастика или наука? Советская научная фантастика и космические исследования // Социальная философия науки. Российская перспектива. К юбилею В.С. Степина. Материалы конференции. Т. 5. Секция 4. СТС – Эпистемологическая специфика обществознания. Т. 5. С. 39-41). 12. Показывается, что природа уже не безмолвный, независимый от человека предмет познания, законы существования которого надо познать, чтобы использовать природу для своих потребностей. Окружающий нас мир одушевлённый, на предметы этого мира следует смотреть как на произведения, имеющие автора, которого надо понять и на этом основании установить с ним взаимопонимание (Маркова Л.А. Понимание, а не познание окружающего мира // Понимание в кросс-культурной коммуникации [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии; Отв. ред. И.Т. Касавин. – М.: ИФ РАН, 2014. С. 64-79). 13. Проблема понимания рассматривается в качестве одного из аспектов проблемы эпистемической нормативности, а именно существования определенных норм, на основании которых осуществляется как непосредственно познавательный процесс, так и его оценка с точки зрения таких критериев, как верно/неверно, рационально/нерационально. В центре внимания находятся концепция эпистемических норм, предложенная Дж. Поллоком, а также концепция понимания Дж. Кванвига (Соколова Т.Д. Эпистемические нормы и проблема понимания // Понимание в кросс-культурной коммуникации [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии; Отв. ред. И.Т. Касавин. – М.: ИФ РАН, 2014. С. 108-118). 14. Social epistemology assumes a justification as a realist philosophy in both dealing with cognitive and ontological matters, and providing a profound and refined picture of knowledge and reality. Compared to scientific realism, social epistemology’s advantage consists of grasping the variety of conditions and circumstances influencing the cognitive process. Social epistemology also provides limitations for naturalism in offering a genuine philosophical vision of knowledge and reality. From a social epistemological perspective, extreme forms of defending scientific realism are considered especially relevant as such arguments reveal the ideological ladeness of objectivist argumentation (Kasavin I. Philosophical Realism: The Challenges for Social Epistemologists // Social Epistemology(UK), 4). 15. The theory of knowledge, or epistemology, is often regarded as a dry topic that bears little relation to actual knowledge practices. Knowledge: The Philosophical Quest in History addresses this perception by showing the roots, developments and prospects of modern epistemology from its beginnings in the nineteenth century to the present day. Beginning with an introduction to the central questions and problems in theory of knowledge, Steve Fuller goes on to demonstrate that contemporary epistemology is enriched by its interdisciplinarity, analysing keys areas including: Epistemology as Cognitive Economics Epistemology as Divine Psychology Epistemology as Philosophy of Science Epistemology as Sociology of Science Epistemology and Postmodernism. A wide-ranging and historically-informed assessment of the ways in which man has - and continues to - pursue, question, contest, expand and shape knowledge, this book is essential reading anyone in the Humanities and Social Sciences interested in the history and practical application of epistemology (Fuller S. Knowledge: The Philosophical Quest in History. London, Routledge. 2014. 304 pages. ISBN: 184465818X; 978-1844658183).

 

Публикации

1. Fuller, Steve Knowledge: The Philosophical Quest in History Fuller. S. Knowledge: The Philosophical Quest in History. London, Routledge. 2014. 304 pages. ISBN: 184465818X; 978-1844658183, - (год публикации - 2014).

2. Tatiana Sokolova Scientist as Fiction Writer: Soviet Science-Fiction and Space Exploration Social Epistemology Review and Reply Collective, 4, no. 1 (2014): 3-13 (год публикации - 2014).

3. Антоновский А.Ю. Человек познающий. Знание/незнание как универсальная дистинкция и ось социальной дифференциации Философские науки, 2014. № 11. С. 156-161 (год публикации - 2014).

4. Вострикова Е.В. Научное знание и контекст Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 4. С. 92-106. (год публикации - 2014).

5. Вострикова Е.В. (переводчик) Хьюэлл У. Философия индуктивных наук, опирающаяся на их историю Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 3. С. 210-230 (год публикации - 2014).

6. Касавин И.Т. Social Philosophy of Science: Russian Prospects Социальная философия науки. Российская перспектива. К юбилею В.С. Степина. Материалы конференции. Т. 1. Пленарные доклады, T. 1. С. 8-14. ISBN 978-5-98281-421-0 (год публикации - 2014).

7. Касавин И.Т. Бремя надежды. Об уроках и перспективах философии науки на рубеже эпох Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник 2013-2014, Вып. 37. М.: ЛЕНАНД, 2014. С. 212-225 (год публикации - 2014).

8. Касавин И.Т. Оправдание индуктивизма. Читаем Хьюэла Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 2. С. 202-205 (год публикации - 2014).

9. Касавин И.Т. Социальная философия науки: идея и проект Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 4. С. 5-19 (год публикации - 2014).

10. Касавин И.Т. Социальная онтология и социальная эпистемология Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 2. С. 74-84. (год публикации - 2014).

11. Касавин И.Т. Интерактивные зоны. К предыстории научной лаборатории Вестник Российской Академии наук, 2014, том 84, № 12, с. 1098–1106 (год публикации - 2014).

12. Касавин И.Т. (ред.) и коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 7. Секция 6. Реформирование науки. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 7. Секция 6. Реформирование науки., М.: Альфа-М. 2014. - 28 с. (год публикации - 2014).

13. Касавин И.Т. (ред.), коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 3. Секция 2. Социальная онтология науки. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 3. Секция 2. Социальная онтология науки., М.: Альфа-М. 2014. - 33 с. (год публикации - 2014).

14. Касавин И.Т., Аршинов В.И. (ред.) Наука и социальная картина мира. К 80-летию академика В.С. Степина М.: Альфа-М, 2014., - (год публикации - 2014).

15. Касавин Илья Philosophical Realism: A Challenge for Social Epistemologists Social Epistemology, UK, v. 1 (год публикации - 2015).

16. Касавина Н.А. Наука в современном российском обществе: аналитический обзор Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 4. С. 77-91. (год публикации - 2014).

17. Коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 4. Секция 3. Наука как культура. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 4. Секция 3. Наука как культура., М.: Альфа-М. 2014. - 34 с. (год публикации - 2014).

18. Коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 9. Секция 8. Натурализм и междисциплинарность Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 9. Секция 8. Натурализм и междисциплинарность, М.: Альфа-М. 2014. - 32 с. (год публикации - 2014).

19. Коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 1. Пленарные доклады. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 1. Пленарные доклады., М.: Альфа-М. 2014 - 37 с. (год публикации - 2014).

20. Коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 5. Секция 4. СТС – Эпистемологическая специфика обществознания. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 5. Секция 4. СТС – Эпистемологическая специфика обществознания., М.: Альфа-М. 2014. - 46 с. (год публикации - 2014).

21. Коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 8. Секция 7. Конструктивизм vs реализм. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 8. Секция 7. Конструктивизм vs реализм., М.: Альфа-М. 2014. Т. 1. - 31 с. (год публикации - 2014).

22. Коллектив авторов Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 2. Секция 1. В. Степин как философ науки. Социальная философия науки. Российские перспективы. Материалы международной конференции. М., 18 – 19 ноября, 2014. Т. 2. Секция 1. В. Степин как философ науки., М.: Альфа-М 2014. Т.3. - 47 с. (год публикации - 2014).

23. Куслий П.С. Биотехнологии и общество: обзор публикаций современных исследований в сфере STS Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. №4. С. 107-123. (год публикации - 2014).

24. Куслий П.С. Науки о жизни и СТС: опыт обзора публикаций Социальная философия науки. Российская перспектива. К юбилею В.С. Степина. Материалы конференции. Т. 5. Секция 4. СТС – Эпистемологическая специфика обществознания, Т. 5. С. 44-46. ISBN 978-5-98281-425-8 (год публикации - 2014).

25. Маркова Л.А. Социальная эпистемология: ее истоки и настоящее Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 2. С. 59-73. (год публикации - 2014).

26. Мартишина Н.И. И.Т. КАСАВИН. СОЦИАЛЬНАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ: ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ Вопросы философии, 2014. № 10. С. 177-181 (год публикации - 2014).

27. Мартишина Н.И. Гендерные метафоры в образе науки Ф. Бэкона Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 2. С.127 – 137 (год публикации - 2014).

28. Никифоров А.Л. (перевод) Хьюэлл У. Философия индуктивных наук, опирающаяся на их историю (Часть 1) Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, - (год публикации - 2014).

29. Порус В.Н. Методологические вызовы психологии (размышления над книгой) Вопросы философии, № 11. С. 52-62 (год публикации - 2014).

30. Соколова Т.Д. Прагматическое a priori Кларенса Ирвинга Льюиса Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 4. С. 217-221 (год публикации - 2014).

31. Соколова Т.Д. Эпистемические нормы и проблема понимания Понимание в кросс-культурной коммуникации [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии; Отв. ред. И.Т. Касавин. – М.: ИФ РАН, 2014., С. 108-118. (год публикации - 2014).

32. Соколова Т.Д. Фантастика или наука? Советская научная фантастика и космические исследования Социальная философия науки. Российская перспектива. К юбилею В.С. Степина. Материалы конференции. Т. 5. Секция 4. СТС – Эпистемологическая специфика обществознания, Т. 5. С. 39-41. ISBN 978-5-98281-425-8 (год публикации - 2014).

33. Столярова О.Е. Языки науки и проблема понимания Философские науки, 2014. № 11. С. 82-95. (год публикации - 2014).

34. Столярова О.Е. (переводчик) Смит Дж. Она вся темная. К истории темной стороны луны Epistemology & Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, 2014. № 2. С. 174-183. (год публикации - 2014).


Аннотация результатов, полученных в 2015 году
Проект РНФ «Социальная философия науки. Российская перспектива» (руководитель – член-корреспондент РАН И.Т. Касавин, Институт философии РАН) Основные научные результаты участников проекта раскрывают идею социальной философии науки как такого исследования, в котором дисциплинарные границы между социальной философией и методологией науки, между историей, социологией и логикой науки становятся прозрачными при лидирующей роли философии как медиатора междисциплинарного дискурса. 1. Выявлен новый тренд в развитии современных исследований науки и техники -"политический поворот". Он проблематизирует подлинное назначение ученого, который должен выбирать между поиском нового и достоверного знания или оказанием социальных услуг в рамках одного из общественных институтов, неотличимого от других. Показано, что ответ на столь важный вопрос зависит от конкретной социально-исторической ситуации, в которой он приобретает звучание. И тогда анализ природы науки смыкается с исследованием власти, собственности и управления. В этом – один из актуальных трендов в исследованиях взаимодействия науки, техники и общества на Западе (science & technology studies - STS). Будучи введена в программы более ста университетов США, STS приходит на смену истории и философии науки (HPS), подчеркивая социально-политические и социально-экономические аспекты развития современной технонауки. Современные противоречия социального бытия науки, исторические кейсы, политико-управленческие дилеммы и масштабные философские вопросы – все это и многое другое попадает в сферу STS. Однако то обстоятельство, что на первое место в данном конгломерате выходит именно политика, далеко не случайно и является следствием неолиберального направления science policy – политики в отношении науки. Последняя вызывает все большее отторжение у научной интеллигенции западных стран, поскольку отказывает науке в статусе общественного блага и требует от фундаментальных наук рыночной ориентации на инновации и прибыль даже в ущерб поиску нового объективного знания. Современное бытие науки и техники все в большей мере осознается как глобальная социальная проблема. (Касавин И.Т. Философия науки: политический поворот // Herald of Russian Academy of Sciences, 2015, 6). 2. Показано современно расширение предмета и методологического инструментария философии науки, ведущее к представлению о науке как системообразующем элементе масштабных социальных проектов. Последние, обозначаемые как мегапроекты, характеризуются парадоксальным характером. Несмотря на хроническое превышение запланированных затрат и фатальную недоокупаемость, мегапроекты продолжают финансироваться государством и частными инвесторами. Предложено разрешение данного парадокса путем различения мегапроектов (более точная калькуляция которых способна повысить эффективность) и глобальных проектов, содержащих неустранимый элемент утопии и относящихся не только к области экономики, но и к более широкой сфере социальности, культуры и мировоззрения. В таком случае критика утопических глобальных проектов с позиции социальной инженерии К. Поппера и адаптивного менеджмента оказывается сомнительной, а всякое глобальное историческое событие обнаруживает в себе одновременно и человеческую проективность, и непрогнозируемую стихийность. В качестве примера глобального проекта берется история Каракумского канала, восходящая к эпохе Петра I и скрывающая в себе связь с русской философско-литературной традицией (И.Т. Касавин. Мегапроекты и глобальные проекты: наука между утопизмом и технократией // Вопросы философии. 2015. № 9). 3. В индивидуальной монографии Столяровой О.Е. (Исследования науки и технологии в перспективе онтологического поворота. М.: Институт философии: Русайенс, 2015. 189 С.) показывается, что в последние десятилетия в общественных науках фиксируется и обсуждается так называемый «онтологический поворот», или «возврат к докантовским способам мышления» (А.Н. Уайтхед). Он выражается в том, что социальные науки и, прежде всего, философия, вновь обращаются к «миру природы» как к условию своей возможности. Но речь не идет о реставрации докритической наивности догматической метафизики. Развитие естественных наук, в свою очередь, не позволяет нам игнорировать новые эмпирические исследования, которые влияют на наше представление о «природе вообще». О чем же в таком случае идет речь, когда мы говорим об «онтологическом повороте»? Об обращении философии к систематически организованному опыту естественных наук или к априорным (метафизическим) суждениям о наиболее общих началах бытия? Один из возможных ответов звучит так: онтологический поворот означает признание динамической связи науки и философии (эмпирии и метафизики) в качестве конкретного факта реального мирового процесса. 4. Столярова О.Е. в статье «Медицинские технологии, врачи и пациенты: вопрос об интенциональности» // Философские науки. 2015. № 11. С. 0,9 п.л. рассматривает отношение «доктор – пациент» в терминах феноменологии техники. Используя феноменологическую модель «человек – инструмент – мир» (Д. Айди), О.Е. Столярова анализирует феномен возрастающего количества технологических посредников между врачом и пациентом в двух проекциях: 1) как «заботу» в проекции интенционального акта и 2) как «ответственность» в проекции интенционального объекта. Показано, что технологические процессы и эффекты заботы и ответственности в медицинской практике находятся в тесной связи с исторической динамикой феноменов субъективности и интенциональности. 5. Выполнен компаративный анализ постпозитивистских программ "история и философия науки" (HPS) и "исследования науки и технологии" (STS) применительно к "проблеме контекста". Постпозитивистские исследования науки историзируют эпистемологию и, таким образом, подчиняют "контекст обоснования" "контексту открытия". Однако различные интерпретации "контекста обоснования" и "контекста открытия" вынуждают переоценить теоретические основания, онтологические предпосылки и методологические принципы постпозитивизма и оценить роль философии в современных социалконструктивистских и натуралистических исследованиях науки (Столярова О.Е. История и философия науки vs STS // Вопросы философии. 2015. № 7. С. 73-83). 5. Антоновский А.Ю. дает систематизацию теории коммуникации в ее специальном эпистемологическом прочтении. Особое внимание уделяется эволюции обобщенных символических медиа коммуникации, прежде всего универсальным средствам распространения коммуникации (языку, письменности, печати и телекоммуникации), а также символическим средствам достижения коммуникативного успеха, прежде всего – научной истине, знанию, научной теории. Рассматривается специфичность современного знания (научных объяснений, законов, понятий, практик подтверждения обобщений и убеждения) в контексте естественной коммуникации и с точки зрения коммуникативных условий повседневного понимания и взаимопонимания (Антоновский А.Ю. Понимание и взаимопонимание в научной коммуникации // Вопросы философии, 2015, № 2) 6. В статье Марковой Л.А. (Поворот в исследованиях социального характера научного знания // Вопросы философии. 2015, № 12) показано, что понимание неустранимой социальности научного знания приводит к повороту в анализе науки. Ранее исследование социальной природы научного знания начиналось с анализа его логической структуры. Теперь же фокусом исследования становится человеческий мозг, материальный носитель компьютерных программ, торговые отношения в обществе товарного производства и пр. Всё это не есть наука, но это участвует в рождении нового знания. Граница между духовным и материальным, между учёным и не-учёным размывается. В итоге меняется методология исследования: не в научном знании отыскиваются социальные черты, а в окружающем мире не-науки обнаруживаются признаки духовности в виде зарождающегося научного знания. 7. Куслий П.С., Вострикова Е.В. Неолиберализм в науке: подход STS // Epistemology and Philosophy of Science. № 4 2015. В статье показаны основные изменения в науке, связанные с распространением неолиберализма. Выделены следующие основные аспекты влияния неолиберализма на развитие науки: рост коммерциализации науки: результаты научного исследования начинают рассматриваться в качестве рыночных продуктов; рост обмена между академическим и индустриальным типом исследований; возрастающее влияние сциентизма на регуляцию технологий; появление новых форм социальных движений (эпистемическая модернизация отношений между учеными и обществом). 8. Соколовой Т.Д. на примере анализа работ советских писателей фантастов первой половины ХХ в. (А. Беляев, И. Ефремов и др.) показано, каким образом идеи русского космизма и тезис К. Маркса о снятии противоречия между ручным и интеллектуальным трудом привели к формированию особого типа инженерной культураы. Ее специфика заключается в отсутствии противопоставления фундаментальных и прикладных исследований: в инженере сочетается как ученый, так и практик. Отказ от данного противопоставления стал возможен благодаря (1) образу будущего - технократической утопии; (2) привнесению в образ ученого этического компонента. Подготовлен первый вариант статьи для зарубежного издания на английском языке «Инженерная культура в СССР как синтез идей марксизма и космизма». 9. В исследовании Аргамаковой А.А. приводятся факторы, повлиявшие на становление социально-гуманитарных наук и их прикладных разделов. Показывается, что на протяжении истории ориентация на практику всегда была характерна для социогуманитарного познания. В конце XIX – начале XX века практический интерес к вопросам преобразования человека и общества ложится в основу концепций социальной инженерии, запрос на которые возрастает в современной науке и технокультуре (Прикладное социогуманитарное знание, социальные технологии и инженерия // Эпистемология и философия науки, №4, 2015). 10. В статье (Fuller S. Customised Science as a Reflection of “Protscience” // Epistemology and Philosophy of Science. 2015, № 4) вводятся два понятия. Первое - “protscience” (от “protestant science”) – разработано автором и отсылает к эпохе Реформации, когда представители западного христианства решили «взять религию в свои руки». Сегодня имеет место похожее отношение к главному эпистемическому авторитету – науке, «реформация» которой описывается как «демократизация». Второе ключевое понятие – различие, проводимое в маркетинге между «клиентом» (customer) и «потребителем» (consumer). Первый покупает, чтобы продать; второй – чтобы использовать. Многие из т.н. «контрнаучных» движений последнего времени могут быть объяснены через тенденцию к «клиентизации (customisation) науки»: люди, получившие некоторое представление о современной науке, вырабатывают избирательное отношение к тому, во что следует верить. «Клиентизация науки» означает, что более глубокое знание предмета не обязательно способствует более глубокой вере в него. Вопрос в том, как университеты и научные институты справятся с этим вызовом. Общее количество публикаций существенно превосходит запланированные показатели. В целях презентации, апробации и популяризации результатов участники проекта разрабатывали сайт проекта (www.socialepistemology.ru), организовали два международных научных мероприятия и шесть региональных, на которых обсуждались проблемы и результаты проекта в широком научном контексте. 1. 5-6 августа в рамках XV Конгресса по логике, методологии и философии науки (CLMPS 2015) в Хельсинки (Финляндия) организован международный симпозиум Affiliated meeting "A Social Philosophy of Science 2.0". Докладчики: Ром Харре (США), И.Т. Касавин (РФ), Том Рокмор (Китай), Александр Рузер (Германия). Председатель оргкомитета И.Т. Касавин. 2. Международная конференция «A Social Philosophy of Science 3.0», 17-18 ноября 2015 г. в Институте философии РАН, доклады и содоклады Рома Харре, И.Т. Касавина, Томаса Рокмора, Вальтера Швайдлера (Германия), О.Е. Столяровой, Александра Рузера, Димитриса Килакоса (Греция), А.Ю. Антоновского. Председатель оргкомитета И.Т. Касавин. 3. Проведено 6 заседаний теоретического семинара ИФ РАН «Проблемы рациональной философии» (руководитель И.Т. Касавин, В.А. Лекторский). С докладами выступили участники проекта А. Аргамакова, А. Никифоров, И. Касавин, а также И. Кацапова (ИФ РАН), О. Ананьин (НИУ-ВШЭ), В. Межуев (ИФ РАН). 4. С докладами и открытыми лекциями на международных и всероссийских мероприятиях, кроме этого, выступили И.Т. Касавин (7), Е.В. Вострикова (1), О.Е. Столярова (1).

 

Публикации

1. Fuller Steve Fuller S. Customised Science as a Reflection of «Protscience» Epistemology and Philosophy of Science, Epistemology and Philosophy of Science. 2015. № 4 (год публикации - 2015).

2. Kasavin Ilya Cases of Interdisciplinarity. Between Habitus and Reflexion Social Epistemology Review and Reply Collective, Vol. 4, No. 3, 15-30. http://wp.me/p1Bfg0-1VE (год публикации - 2015).

3. Kasavin Ilya The Philosophy of Science: A Political Turn Herald of the Russian Academy of Sciences, Herald of the Russian Academy of Sciences. 2015. Vol. 85, No. 6. P. 533–541. (год публикации - 2015).

4. Markova Lyudmila A New Look at Known Issues Social Epistemology Review and Reply Collective, Social Epistemology Review and Reply Collective.2015. №7. P. 1-5. (год публикации - 2015).

5. Антоновский А.Ю. Понимание и взаимопонимание в научной коммуникации Вопросы философии, Вопросы философии. 2015. № 2. С. 45-59. (год публикации - 2015).

6. Аргамакова А.А. Прикладное социогуманитарное знание, социальные технологии и инженерия Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science, Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science. 2015. № 4. С. 69-83 (год публикации - 2015).

7. Аргамакова А.А. Терминология неокантианцев давно устарела Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science, Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science. 2015. № 3. С. 40-44. (год публикации - 2015).

8. Вострикова Е.В., Куслий П.С. Неолиберализм в науке: подход STS Epistemology and Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки, Epistemology and Philosophy of Science / Эпистемология и философия науки. №4 2015. С. 104-127 (год публикации - 2015).

9. Касавин И.Т. Мегапроекты и глобальные проекты: Наука между утопией и технократией Вопросы философии, Вопросы философии. 2015. № 9. С. 40-56. (год публикации - 2015).

10. Касавина Н.А. Касавина Н.А. О гуманизации науки и натурализации экзистенции Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science, Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science. 2015. № 4. С. 127-143 (год публикации - 2015).

11. Куслий П.С. Русская философия в современном социокультурном контексте: взгляд из-за океана Философские науки, Философские науки. 2015. № 10. С. 140-149. (год публикации - 2015).

12. Маркова Л.А. Поворот в исследованиях социального характера научного знания1 Вопросы философии, Вопросы философии. 2016. № 4. C. 182-193. (год публикации - 2016).

13. Никифоров А.Л. Специфика описания в истории Личность. Культура. Общество, Личность. Культура. Общество. 2015. № 3. С. (год публикации - 2015).

14. Столярова О.Е. Медицинские технологии: вопрос об интенциональности Философские науки, Философские науки. 2015. № 11. С. 0,9 п.л. С. 94-106. (год публикации - 2015).

15. Столярова О.Е. История и философия науки versus STS Вопросы философии, Вопросы философии. 2015. №7. С. 73-82 (год публикации - 2015).

16. Столярова О.Е. Исследования науки в перспективе онтологического поворота Исследования науки в перспективе онтологического поворота. М.: Русайенс. 2015., ISBN 978-5-4365-0421-6 (год публикации - 2015).

17. Тухватулина Л.А. Власть под вывеской науки Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science, Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science. 2015. № 3. С. 246-253 (год публикации - 2015).

18. У. Хьюэлл, А.Л. Никифоров (переводчик), И.Т. Касавин (автор вводной статьи) Философия индуктивных наук, опирающаяся на их историю (часть) Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science, Эпистемология и философия науки / Epistemology and Philosophy of Science. 2015. № 3. С. 210-241 (год публикации - 2015).


Аннотация результатов, полученных в 2016 году
Отчет по исследовательскому проекту РНФ № 14-18-02227 «Социальная философия науки. Российская перспектива» (руководитель член-корр. РАН И.Т. Касавин). Исследовательская группа Института философии РАН работала в 2016 г. составе от 10 до 11 участников (6-7 молодых ученых и аспирантов). Основные задачи проекта выполнены с превышением нормативных и запланированных показателей. Опубликованные научные результаты раскрывают идею социальной философии науки как исследования, в котором дисциплинарные границы между социальной философией и методологией науки, историей, социологией и логикой науки становятся прозрачными при лидирующей роли философии как медиатора междисциплинарного дискурса. Осуществляется поиск социально-культурной платформы, адекватной современной науке (социальная онтология науки) и истоков социальной философии науки в трудах отечественных философов и ученых. Одновременно акцентируется прикладная тематика исследований науки (политизация и коммерциализация науки, социальные технологии и наука, глобальные междисциплинарные проекты). 1. Проведено суммирование и обобщение результатов исследования в рамках коллективной монографии "Социальная философия науки. Российская перспектива" (отв. ред. И.Т. Касавин, 35 а.л.). Социальная философия науки разработана как проект нового поворота в исследованиях науки и техники, основанного на социально-философском видении познавательного процесса и синтезе российской философской традиции с новейшими течениями западной мысли. Теоретическое значение социальной философии науки определяется центральной ролью социальной картины мира в процессе производства знания. Ее практическая важность связана с ролью в социотехнической перестройке институтов, ориентированных на хранение, переработку, производство и распространение информации и формирование научной политики. Показано, что российская философская традиция обладает достаточным потенциалом для того, чтобы предложить существенное обновление современной философии науки и техники и науковедения в социально-философской перспективе и во взаимодействии с ведущими зарубежными направлениями. Здесь подведены итоги исследований по проекту в 2014-2016 гг., тем самым фактически основано новое перспективное направление в философии науки и науковедении. 2. Тема русского космизма в раннесоветской научной фантастике и ее влияние на идеологию "инженерной культуры" раскрыта в исследовании Соколовой Т.Д.: развитие инженерного образования в СССР и популярность научно-технических дисциплин стали возможными благодаря позитивному утопическому образу технократического будущего, предложенного писателями-фантастами в начале ХХ века. Когда научно-фантастическая литература приобретает анти-утопический характер, идеология инженерной культуры теряет свою привлекательность и заменяется другими типами идеологий. Результаты исследования представлены на международной конференции 5-9 июля 17th International Conference of the Utopian Studies Society (Лиссабон). 3. Вострикова Е.В. в ходе разработки темы «Социальные основания роста прикладных исследований в современную эпоху» локализировала и выявила следствия растущей коммерциализации в науке: прослежены результаты сокращения государственной поддержки научных исследований и роста роли частного капитала в науке. Показано, что поскольку имеет место рост стоимости естественнонаучных исследований, то финансирующие организации ориентируются на экономическую окупаемость, что ведет к размыванию фундаментальных дисциплин и их подчинению прикладным разработкам. Опубликован научно-аналитический обзор по данной теме. 4. Вострикова Е.В., Куслий П.С. в ходе разработки темы «Проблема разграничения научных исследований на фундаментальные и прикладные и социальные основания роста прикладных исследований в современную эпоху» опубликовали статью, в которой определено соотношение прикладных (описательных) и фундаментальных (объяснительных) составляющих научного знания на примере языкознания. Стандартные описательные теории вынуждены вводить много исключений в процессе таксономического описания языковых данных. На примере лингвистики показано, что применение сложных объяснительных техник в фундаментальной науке способствует не только лучшему упорядочиванию эмпирических данных, но и их более наглядному объяснению. По теме "Неолиберализм и наука" Востриковой Е.В. и Куслием П.С. выполнен аналитический обзор ключевых теоретических и практических противоречий между целями и задачами неолиберальной системы экономики и образовательного процесса. На примере ценностных и практических аспектов университетской и коммерческой науки выявлены основные точки расхождения неолиберальной идеологии и этоса исследовательской науки. Исследовательская наука вступает в конфликт с неолиберальной идеологией, ориентированной на конкуренцию, т.е. конфиденциальность знаний, коммерческую тайну и т.п. Успех коммерческих компаний и успех ученых и исследовательских групп достигаются противоположными методами: последние получают признание в результате максимальной популяризации полученных ими результатов, тогда как успех первых напрямую зависит от исключительности и недоступности технологий другим участникам рынка. Выделены основные аспекты влияния неолиберализма на развитие науки: возрастающая коммерциализация науки (результаты научного исследования становятся рыночными продуктами); возрастающая роль обмена между академическим и индустриальным типом исследований; возрастающее влияние сциентизма на регуляцию технологий. 5. Тема "Универсализм в области языковой компетенции" раскрыта в ходе компаративных исследований философии языка, философии науки и теоретической лингвистики. Обращаясь к языковому анализу, современная социальная философия и философия науки в большинстве случаев исходят из представлений о взаимозависимости мировоззрения и языка: языки выявляют несоизмеримость в мышлении, отношении к реальности, методологии действий. Современная генеративная лингвистика показывает фундаментальный разрыв между языковыми и мировоззренческими аспектами деятельности людей: языковая компетенция представляется исключительно как способность, присущая всем людям и реализуемая ими в рамках ограниченного набора универсальных принципов и параметров, а используемые людьми языки не способны продемонстрировать важных различий в мировосприятии. Это расхождение в методах оценки языка способно оказать значительное влияние на методологию гуманитарного познания: если введение нового языка не обусловливает нового понимания реальности, то возникает вопрос, какими методами должна пользоваться гуманитаристика в реализации своих общественно-значимых функций. 6. Куслий П.С. при разработке темы "Биотехнологии и общество" выявил, что взаимодействие биотехнологии, биомедицины и общества оказывается двунаправленным. Не только биотехнологии меняют людей, но и общество, формируя новый ценностный и мировоззренческий горизонт, выдвигает соответствующие требования биомедицине и биотехнологии. Одним из ключевых аспектов этого взаимодействия является формирование понятия биостоимости человеческого благосостояния. В комплекс проблем, связанных с этой темой, входят не только вопросы органов человека как потенциального товара, новой экономики по производству биоматериалов, но и этические вопросы (конфиденциальность, доступ к продуктам биотехнологии, ценностные аспекты рынка биоматериалов). Показано, что на сегодняшний день в мире не существует общего понимания того, по каким правилам и этическим критериям должна осуществляться деятельность биоэкономики, причем общее видение предметного поля и его перспектив отсутствует не только на макроуровне политических, законотворческих и экономических решений, но и на уровне целей и задач конкретных научных лабораторий, банков информации, локального спроса и предложения. 7. Никифоров А.Л. в ходе разработки темы "Наука в условиях рыночной экономики" в подготовленной публикации показал, что когда отношения обмена проникают во все сферы общественной жизни, это оказывает влияние на деятельность научных коллективов и отдельных ученых. Основной целью ученого по-прежнему остается поиск истины, но когда знание оказывается товаром, интересы ученых неизбежно смещаются в прикладную область – в развитие технологий. Развитие науки в ХХ в. отчетливо показывает все более тесное срастание науки и техники. В процессе разработки темы «Специфика естественнонаучного и гуманитарного познания» показал, что методы познания и способы организации знания в естественных и гуманитарных науках имеют принципиальные отличия, и это относится к построению теоретических схем, к способам описания и объяснения, используемым в этих сферах науки. 8. Аргамакова А.А. при разработке темы "Концепция социальной инженерии Карла Поппера" критически реконструировала аргументы Поппера против возможности глобального проектирования общественного устройства. Данной идее Поппер противопоставляет концепцию частичной социальной инженерии – локальной практической социальной работы по решению отдельных проблем общества. Новый анализ, с опорой на накопленный опыт социального проектирования, показывает, что подход Поппера имеет свои ограничения: им не учитываются результаты практики социальной макро-инженерии и сохраняющаяся роль идеологических представлений в регуляции общественной жизни. Опубликованы статьи на эту тему. 9. Столярова О.Е. продолжила реконструкцию онтологических оснований современных подходов социальной философии науки, начало которым было положено в монографии 2015 г. и статьях 2014-2015 гг. Была описана онтологическая концепция истории и философии науки, представленная в работах И. Стенгерс и показано, как история науки становится критикой отрицательной (апофатической) онтологии и реабилитирует метафизику. 10. Антоновским А.Ю. разработана тема «Теория социального контроля: возможности применения в российском контексте». Опубликована статья, в которой детально выявляются препятствия в модернизации российской науки и методов их устранения. 11. Исановым А.Э. подготовлена статья "Как социальная философия науки делает бессмысленным современный либерализм, или о научном реализме Иэна Шапиро". Показан компромисс, на который политическая философия (в частности, либерализм) была вынужден согласиться под давлением философии науки: научность в обмен на убедительность. 12. Впервые в России выполнен перевод (Никифоров А.Л., Вострикова Е.В.) главного труда У. Хьюэлла (W. Whewell) с вводной статьей (И.Т. Касавин) и подробным научным комментарием (Касавин И.Т, Соколова Т.Д.): У. Хьюэлл. Философия индуктивных наук, опирающаяся на их историю (пер. с англ.). М., 2016. 13. По плану организации научных мероприятий успешно проведена всероссийская конференция "Философия науки и техники в России: концепция и дисциплина", в рамках которой прошла учредительная конференция Русского общества философии и истории науки (председатель оргкомитета И.Т. Касавин, 25-27 марта 2016). Было организовано 2 заседания семинара «Проблемы рациональной философии» (Москва), 1 воркшоп (Ростов-на-Дону). Руководитель и исполнители проекта также приняли участие в 6 международных конференциях, а также в двух российских конференциях. Поддерживался сайт проекта socialepistemology.ru

 

Публикации

1. - Вступительные слова Международной конференции «Социальная философия науки. Российские перспективы» www.youtube.com, https://www.youtube.com/watch?v=ABQuHs4ee_E (год публикации - ).

2. - "Философия и наука". Специальная лекция В.С. Степина на конференции 2014 www.youtube.com, https://www.youtube.com/watch?v=ml7vES2U5k0 (год публикации - ).

3. Антоновский А.Ю. и др. Системно-теоретический подход к объяснению социальной реальности. Философская или социологическая методология? Вопросы философии, № 1, 17-42 (год публикации - 2016).

4. Аргамакова А.А. Насколько гуманитаристика может быть социально полезной Философские науки. 2016. № 8. С. 68-77, 2016. № 8. С. 68-77 (год публикации - 2016).

5. Касавин И.Т., Антоновский А.Ю., Аргамакова А.А., Вострикова Е.В., Касавина Н.А., Куслий П.С., Никифоров А.Л., Маркова Л.А., Мартишина Н.И., Порус В.Н., Столярова О.Е., Соколова Т.Д., Тухватулина Л.А. Социальная философия науки. Российская перспектива Социальная философия науки. Российская перспектива. М.: КноРус, 2016. - 414 с., - (год публикации - 2016).

6. Маркова Л.А. На подступах к трансгуманизму Epistemology & Philosophy of Science, № 1, 171-187 (год публикации - 2016).

7. Маркова Л.А. Наука и ислам: их взаимодействие через сходство или через сцепленность противоположностей Исламская мысль: традиция и современность. Религиозно-философский ежегодник. Вып. 1. М., 2016, Вып. 1, М., 2016. С. 497-519. (год публикации - 2016).

8. Хьюэлл У., Никифоров А.Л. (перевод), Вострикова Е.В. (перевод), Касавин И.Т. (вводная статья), Касавин И.Т., Соколова Т.Д. (комментарии) У. Хьюэлл. Философия индуктивных наук, опирающаяся на их историю (пер. с англ.) У. Хьюэлл. Философия индуктивных наук, опирающаяся на их историю (пер. с англ.). М., 2016, - (год публикации - 2016).